Главная / Право зарубежных стран / Глава государства в системе высших органов государства ведущих стран мира

Глава государства в системе высших органов государства ведущих стран мира

Следует отметить, что в самом общем плане глава государства может выступать либо в виде монарха, либо в виде президента, либо (крайне редко) в виде коллегиального органа.

Итак, посмотрим, как конституции подходят к закреплению института главы государства. Логично начинать с главы государства, который носит самый заметный титул. Например, ст.1 конституции Японии. Первая глава называется «Император», и ее первая статья посвящена определению того, что же такое император и как понимать его место и роль в системе государственных органов: «Император является символом государства и единства народа, его статус определяется волей всего народа, которому принадлежит суверенная власть». В общем, сказано очень немного.

Более современная конституция Испании более подробно определяет роль и значение главы государства – короля. Это ст.56 испанской конституции: «Король является главой испанского государства, символом его единства и постоянства. Он – гарант правильного функционирования государственных институтов, осуществляет высшее представительство Испании в международных отношениях, особенно с нациями, с которыми она связана исторически. А также осуществляет функции, которые предоставлены ему конституцией и законами».

Достаточно четко определяется место, роль и значение президента Франции. Это ст.5: «Президент республики следит за соблюдением конституции, он обеспечивает своим арбитражем нормальное функционирование государственных органов, а также преемственность государства. Он является гарантом национальной независимости, территориальной целостности, соблюдения соглашений сообщества и договоров».

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что даже в случаях наследственной монархии либо президента, избираемого народом, их государственно-правовая роль не очень подробно или недостаточно четко обозначается в конституциях. В случаях же, когда глава государства – это избираемый парламентом президент, то конституции иногда вообще никак не обозначают их юридическую, политическую и иную роль в государстве. Конституции просто объясняют порядок избрания президента, перечисляют некоторые (важнейшие) его функции. На наш взгляд, это не совсем верно с точки зрения конституционной теории, но в данном случае, возможно, законодатели полагали, что роль главы государства понятна и не стоит ее объяснять. А может быть они затруднялись сформулировать лаконичным и высоким стилем самые важнейшие цели и задачи главы государства.

Так, например, конституции Италии и ФРГ ничего не говорят о том, что же такое и кто такие главы государства президенты Италии и ФРГ. Статья 83, с которой начинается соответствующая глава конституции Италии, это текст о том, что президент республики избирается парламентом на совместном заседании его членов, а также закрепляется подробный порядок его избрания. В ст.84 говорится о том, кто может быть Президентом, в ст.85 о том, что Президент избирается на 7 лет, там также говорится о том, когда происходят выборы президента. В ст.86 предусматривает порядок временного замещения должности президента в тех случаях, когда он не в состоянии выполнить свои обязанности. И лишь в ст.87 говорится, что Президент республики является главой государства и представляет национальное единство. Здесь же перечисляются его конституционные полномочия.

В разделе 5 конституции ФРГ не говорится даже о том, что президент республики – это глава государства и представляет национальное единство. В Статьях 54, 55, 56 говорится лишь о том, как выбирается президент, каковы его полномочия, какую он приносит присягу, кого он назначает и как может быть отстранен от должности, т.е. авторы немецкого Основного закона вообще не назвали своего президента главой государства. Как отмечалось в научной литературе, роль главы государства ФРГ, очевидно, можно определить лишь путем доктринальных выводов.

Из сказанного вполне очевидно, что правовой и реальный статус главы государства, его роль в процессе осуществления государственной власти зависят от формы правления, существующей в данном государстве, характера политического режима, от ряда иных обстоятельств, в том числе – от сложившихся в стране традиций, обычаев и судебных прецедентов.

В странах, где глава государства обладает реальной правительственной властью – возглавляет исполнительную власть, возглавляет формально юридически или фактически правительство – он осуществляет реальное руководство государственными делами, определяет и направляет политический курс страны, обеспечивает выполнение этого курса. В этом случае глава государст-

ва – это лидер страны.

При парламентарных формах правления, т.е. при парламентской республике либо парламентской монархии, глава государства какого–либо реального участия в управлении делами государства, как правило, не принимает. Это, так называемый, номинальный глава государства. Однако при всей своей номинальности он также оказывает важное влияние на политический процесс, на работу государственного механизма. При возникновении каких–то нестандартных ситуаций, при возникновении разного рода кризисов или чрезвычайных положений, роль и степень его вовлеченности в политические процессы очень сильно возрастает.

Есть такая формула, что глава государства нужен технологически для работы государственной машины. То есть, деятельность всех частей и механизмов этой машины предполагает наличие такого звена, такой части государственного механизма, как глава государства.

Глава государства, действительно, обладая лишь номинальной властью, скажем, «всего лишь» подписывает законы. Однако его подпись придает этим законам окончательную легитимность. Эта подпись свидетельствует о том, что в государстве все происходит нормально, по правилам, по законам, по конституции. Законодательный орган принял закон, а глава государства его подписал. Это – если не реальное разделение властей, то, как бы, его символ.

Глава государства может быть легитимным главой государства – заняв свой пост, пройдя определенные процедуры на основании определенных законов, признаваемый в этом качестве своим гражданами и другими государствами.

Глава государства может быть и не легитимным – т.е. захватившим эту должность, узурпировавшим ее, но реально выполняющим функции главы государства и подчинившим себе остальные звенья государственной машины. Способы легитимизации могут быть самыми различными: если это республика, то главой государства является избранный президент, если это монархия, то это монарх, получающий свою должность по наследству. Нелегитимный глава государства, то это, как правило, диктатор, глава военной хунты, захвативший власть при помощи насилия.

Действительно, вопрос о месте главы государства в системе государственного механизма весьма сложен. Попытки определения этого места каждый раз наталкиваются на какие–то исключения из правил либо противоположные мнения и противоположные примеры. Довольно часто главу государства относят к исполнительной власти. Это звучит вполне убедительно, потому что ст.2 конституции США (самой знаменитой конституции в мире) гласит, что исполнительная власть принадлежит президенту США. Однако, по нашему мнению, в большинстве случаев этот институт, институт главы государства, совершенно отдельный комплекс, самостоятельный институт, и попытки отнести его к какой-либо ветви власти неправильны и непродуктивны.

Если попытаться обозначить основные роли, функции главы государства, определить его место какими–то ключевыми словами, то можно выделить две модели главы государства, за которыми стоят два основных понятия.

Первая модель и первая понятная всем функция – это глава государства – лидер страны. Лидер может быть формальным и фактическим. Он может сочетать оба эти качества, может быть главой «де юре» и «де факто», но это может и не совпадать. Примером фактического лидера является абсолютный монарх либо президент президентской республики, избираемый народом. Это лидер страны, причем лидер легитимный, получивший свою власть по установленным правилам и признаваемый в этом качестве народом.

Вторая модель и вторая основная функция, понимаемая и признаваемая большинством граждан, это символ власти, государства. То есть это лицо, которое олицетворяет, персонифицирует государственную власть и представляет ее в отношениях с другими государственными структурами и в отношениях с иностранными государствами.

Самый яркий символ государственной власти – это монарх, причем любой монарх – и в абсолютной монархии, и в дуалистической, и в конституционной. Но на роль символа больше всего подходит миссия монарха в конституционной монархии. Там он действительно только, и, прежде всего, символизирует государство и государственную власть. Естественно, функции и роли лидера и символа могут совпадать. Действительно, лидер в большинстве случаев, в идеале, и символ своей страны. Но символ может быть никаким не лидером, а лишь необходимой фигурой, фигурой, которая выполняет нужные в государстве функции.

А.А.Мишин несколько раз высказывал (в своем учебнике) мнение о том, что институт главы государства не имеет никаких разумных оснований для своего существования. Он приводил в доказательство пример Швейцарии, где функции главы государства выполняет правительственный исполнительный орган, состоящий из семи министров. Эта точка зрения многократно оспаривалась, мы также не согласны с ней. Но почему появилось такое мнение, что институт главы государства, как бы необязателен? Мы полагаем, что в данном случае сработала советская традиция, ведь на протяжении более шестидесяти лет в нашем общем государстве не было юридического главы государства. Был фактический лидер (самая главная фигура в стране), который возглавлял руководящую и правящую партию. Это было лицо, которое в странах, живущих по демократическим законам и традициям, не могло бы возглавлять государство, не могло бы быть лидером, т.к. оно не получило мандат из рук избирателей, из рук парламента или хотя бы, как монарх, по установленным правилам престолонаследия. Наша «традиция», когда роль главы государства как бы исполнял коллективный орган – Президиум Верховного Совета – вошла в сознание советских юристов, и мы полагаем, что именно такая привычка и объясняет давнишние утверждения профессора А.А.Мишина.

Когда ситуация в нашей стране несколько изменилась, когда открылся «железный занавес», когда общение и контакты с зарубежными странами стали более активными, стало очевидным, что старые (советские) механизмы и традиции плохо сочетаются с общемировыми правилами и традициями. Последний руководитель СССР М.Горбачев, обладая действительно невероятной властью, при общении с лидерами Запада почувствовал, что для ощущения своей полной легитимности ему не хватает мандата, если не народа, то, по крайней мере, представительного органа. Ему нужно было стать не только партийным лидером, но и государственным. При общении с зарубежными государственными руководителями М.Горбачев, также, как и один из его предшественников Л.Брежнев, стал чувствовать некоторую неполноценность, поскольку, при общении с иностранными президентами его тоже именовали президентом, т.к. он был фактическим главой государства, но он знал, и все знали, что он не был «настоящим» президентом – должность его именовалась иначе. Он был коммунистическим лидером, а хотелось соответствовать «мировым стандартам».

Вот, пожалуй, мы и нашли нужные слова. По мировым стандартам, по государственно-правовой технологии фигура главы государства необходима.

Формальные или фактические, легальные или не совсем легальные, но главы государства – это лица, олицетворяющие страну, представляющие ее, выполняющие те функции, которые кроме них никто не должен выполнять. О функциях, о полномочиях главы государства речь пойдет ниже.

Что же касается нашей истории, то М.С.Горбачев не сразу, с большим трудом, но понял, что должность главы государства – президента – это необходимая должность в государстве. Став Генеральным Секретарем, после определенного периода раздумий, он возглавил Верховный Совет. Затем, убедившись, что Председатель парламента (спикер) и глава государства – это не одно и то же, что вести заседания парламента – это еще не значит руководить государством и представлять его в отношениях с другими государствами. После всего этого, он использовал имеющиеся рычаги власти и стал первым Президентом СССР. Вот тогда–то только на территории бывшего Союза и правоведы, и политики вдруг осознали простейшую мысль, которая долгое время как–то не помещалась в их умы, что должность главы государства в лице президента – это необходимый атрибут нормального государства. Хотя можно отметить, ряд политиков и политических партий по–прежнему отрицают необходимость этого института. Вспомним хотя бы Н.Рыжкова или Г.Зюганова, которые заявляли, что, как только они стали бы президентами, так и упразднили бы эту должность… Но, как говорится, позвольте вам не поверить. Такие должности по своей воле не упраздняют, разве что иногда переименовывают в каких–либо верховных представителей, председателей или императоров….

При изучении реальной практики современного мира можно прийти к выводу о том, что существует 6 вариантов персонификации (реализации) должности или функции главы государства.

Первый вариант – наиболее древний и традиционный – это глава государства в лице монарха. Есть три способа, при помощи которых, или посредством которых, монарх занимает престол:

а) монарх, унаследовавший свою должность (абсолютное большинство монархий – Великобритания, Нидерланды, Бельгия, Япония, Таиланд и т.д.);

б) монарх, который либо назначен, либо избран своей семьей, старейшинами династий (такой вариант, например, существует в Саудовской Аравии, в африканском королевстве Свазиленд, государстве Катар и других ближневосточных монархиях);

в) монарх, избираемый другими монархами, своими коллегами, которые возглавляют субъекты федераций. Это периодически избираемый глава монархической федерации. Строго говоря, такой пример только один – это Малайзия, где главы султанатов выбирают верховного правителя на 5 лет. Приводится еще пример Объединенных Арабских Эмиратов, но там по необъяснимой причине, главы семи эмиратов раз в 5 лет избирают не главного эмира, а президента. Очевидно, это сделано то ли на западный манер, то ли для того, чтобы не объявлять одного из своих коллег эмиром над эмирами.

Второй вариант – глава государства – президент. Есть также три способа приобретения этой должности:

а) президент, избранный народом, гражданами;

б) президент, избранный парламентом;

в) президент, избираемый специальными коллегиями. Коллегии могут быть различными, составленными из членов парламента, плюс представители местных органов власти. Так или иначе, это коллегия.

Третий вариант. Это нестандартный и нетипичный вариант. Речь идет о главе государства в виде коллегиального органа, избираемого парламентом на определенный срок. Это, например, тот вариант, что был в бывшем Советском Союзе (во всяком случае, наша ситуация трактовалась именно так), а в настоящее время это Куба. Отмечается, что, поскольку коллегиальный орган не может выполнять ряд функций, присущих главе государства, в силу того, что они должны выполняться индивидуально, то какие–то полномочия передаются одному из представителей этого органа. Например, одним человеком – членом (или главой) коллегиального органа подписываются документы, принимаются верительные грамоты от иностранных послов и т.д.

Четвертый вариант – глава государства по совместительству. Такую функцию, например, выполняет глава правительства – премьер-министр в землях ФРГ. Там каждый субъект федерации – Земля – имеет парламент и правительство, но главы этого государственного образования не имеется. Главы земельных правительств осуществляют одновременно с этим функции глав тринадцати земель.

Пятый вариант – главой государства «как бы является» генерал-губернатор – представитель британского монарха в государствах – бывших доминионах, а ныне именующихся членами Сообщества там, где нет своего главы государства. Генерал-губернаторы имеются в Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Барбадосе, Ямайке и т.д., генерал-губернатор – не глава государства в чистом виде, это представитель главы государства. Но с определенными оговорками, в силу того, что главенство британской монархии является, в общем–то, условным. Генерал-губернатор, будучи формальным представителем британской короны, достаточно серьезная в государственном плане фигура.

Шестой вариант – наиболее нестандартный и находящийся вне рамок нормального государственного механизма вариант. Это единоличный или коллегиальный глава государства, который получил свою власть незаконно – путем узурпации власти. Обычно это военные, возглавившие военный переворот, это главы военных хунт, провозгласившие себя главами государств, верховными начальниками и т.д.

В порядке дополнения можно еще назвать седьмой вариант. Наиболее экзотический, но вполне легитимный (в отличие от предыдущего). Речь идет о главе государства в виде племенного вождя, который по традиции, признаваемой народом и другими государствами, возглавляет государство. Это, например, пожизненный глава государства – вождь самоанцев, возглавляющий государство Западная Самоа Маметоа Танумафили 2-й. После его смерти будет избран президент, но пока, в силу его заслуг перед народом и страной, он выполняет свою функцию главы государства пожизненно.